ru en ўз
1 USD = 8271.27  
1 EUR = 9374.66  
1 RUB = 121.79  
ru en ўз
В стране стартует хлопковая страда. В чем ее отличие от аналогичных агротехнических мероприятий прошлых лет? Ответ в репортаже программы "Ахборот" на нашем портале.
Главная / Социум / Саид-Абдулазиз Юсупов: о прессе, семье и вере

Саид-Абдулазиз Юсупов: о прессе, семье и вере

С.К.Юсупов возглавил Общественный фонд поддержки и развития независимых печатных СМИ и информационных агентств Узбекистана немногим более полугода назад. На пресс-конференции в Ташкенте, посвященной работе в этот период, он отметил, что деятельность фонда коренным образом пересмотрена и наряду с проведением семинаров, конференций, медиатуров подготовлены десятки аналитических материалов о развитии информационной сферы в нашей стране, проанализированы тенденции развития отечественной журналистики. И сегодня Саид-Абдулазиз Камалетдинович – гость редакции «Uzbekistan Today», готовый ответить на любые вопросы нашего корреспондента.

– Так что сделано за этот период? Произошел ли какой-то прорыв в деятельности этой организации? И какие тенденции в развитии отечественной журналистики вы отметили бы особо?

– Сделано немало, но о каком-то прорыве пока говорить рано и некорректно. И до прихода новой команды этот фонд во главе с А. Абдуллаевым успешно функционировал. Я и созданная мною новая команда, проанализировав состояние печатных СМИ в нашей стране, обратили внимание на ряд изъянов.

Прежде всего отметил бы отсутствие маркетингового менеджмента в отечественных СМИ. Ведь газета – это продукт, который нужно не только произвести, но и продать. К сожалению, в наших редакциях нет маркетологов, которые профессионально занимались бы этими вопросами. Мы провели несколько семинаров по тематике, связанной с продвижением своей печатной продукции на рынке.

Второй недостаток – очень плохой дизайн наших изданий. Это связано с тем, что даже в некоторых республиканских СМИ нет современных компьютеров. Сейчас на рынке немало программ, которые помогли бы редакциям в оформлении газеты. Но многие издания не могут себе позволить приобрести современный мощный компьютер. Недавно, например, к нам обратилась одна довольно популярная газета с просьбой приобрести для нее компьютер, и мы пошли им навстречу.

Так вот, на современном и мощном комьютере и при наличии программ можно успешно решать все вопросы дизайна 
издания.

Еще одна проблема – транспортная логистика, чтобы произведенный продукт – газета или журнал – оперативно попал к потребителю, то есть к читателю. Здесь уместно вспомнить советское время, когда все республиканские и даже московские газеты уже к 8–9 часам утра были во всех киосках Узбекистана, даже в кишлаках. Сейчас такого нет и в помине…

В ближайшее время мы планируем провести для всех сотрудников газет учебный курс по изучению дизайнерской программы «Индизайн», а также безвозмездно снабдим все редакции этим программным обеспечением.

Наша беда еще в том, что у нас вся пресса широкопрофильная, мало узкопрофильных изданий. И все пишут обо всем. Получается, что у нас все издания одинаковые и пишут об одном и том же. Чтобы газета продавалась, она должна иметь свою аудиторию, своего читателя.

Фонд уделяет большое внимание развитию интернет-журналистики. Каждая газета должна иметь свой сайт, странички в соцсетях. Для этого мы провели чемпионат среди блогеров. Я столкнулся с тем, что в Узбекистане нет «армии блогеров», которая бы служила национальным интересам. И проведенный нами чемпионат – один из первых шагов к созданию такой «армии».

Хотел бы также добавить, что в наше время информация управляет людьми. У нашего Президента есть выражение: «СМИ – зеркало демократии». И сейчас СМИ имеют такую свободу, которую они никогда ранее не имели, в том числе и за годы независимости.

– Но не кажется ли вам, что предоставленной свободой многие наши СМИ особо не воспользовались?

– Не кажется, это и есть реальность. Причина здесь во внутренней цензуре журналистов, руководителей некоторых газет и журналов, которая не позволяет в полной мере воспользоваться плодами свободы слова и печати, которая сейчас в полной мере присутствует в нашем медиапространстве.

Вот есть выражение «нельзя быть беременным наполовину». То же самое со свободой слова – ее не бывает наполовину или частично, либо она есть, либо ее нет.

Понимаете, писать безответственно – беспредельно – это нарушение закона. Писать критически, профессионально, отвечая за свои слова, – это мало кто умеет. Мне кажется, что отечественная журналистика сейчас переживает непростые времена, так как просто мало профессиональных журналистов… Нужны анализ, конструктивная критика с доказательствами и конкретными предложениями, а не огульное критиканство. И нужно писать так, чтобы не нарушать законов. Добавлю сюда и то, что многим работникам СМИ не хватает не только профессионализма, но и элементарных политических и в некоторых случаях интеллектуальных знаний. Если журналист не читал Айтматова, Достоевского, Киссинджера, Бжезинского, Примакова и многих других, то это не журналист.

– Не думаете ли вы, что дело здесь в большей мере в руководителях СМИ, которые живут старым багажом, они не хотят никакой критики и даже аналитики?

– Это явление присуще переходному периоду. Да, у нас много главных редакторов, которые не хотят брать ответственность на себя. Они не дают молодым сотрудникам продемонстрировать собственное видение проблем. Они не привыкли к тому, что в демократическом обществе люди могут высказывать мнение, которое противоречит общепринятому. Как им внушить, что никогда не надо бояться плюрализма мнений? Это еще одна проблема наших СМИ.

Но я уверен, что этот переходный этап наши печатные издания и национальная журналистика в целом успешно пройдут в ближайшие два года. Потому что молодое поколение, на которое делает ставку Президент, с новым мышлением, новыми креативными подходами смело идет на смену тем, кого «заела» самоцензура и привычная рутина, в том числе и руководителям многих изданий.

Вообще, быть руководителем СМИ непросто. Прежде всего он должен быть профессионалом своего дела – успешным менеджером, а таких очень мало. Важно также умение создать работоспособную команду. Не окружить себя подхалимами, которые загубят любое начинание. Нужно уметь выслушивать своих подчиненных, а только потом принимать решение. Это тоже большое достоинство. Очень ценно такое качество руководителя, когда он терпеливо слушает мнение, которое ему не нравится, которое он не приемлет. Он должен понимать, что СМИ – это не то место, где он будет удовлетворять свое эго.

Я, например, когда создавал новую команду в фонде, уволил некоторых сотрудников за неприкрытое подхалимство. Ненавижу это явление и не терплю. Другие вынуждены были уйти из-за отсутствия профессионализма. Сейчас работает команда, которая может мне в категоричной форме заявить: вы не правы! Мы с вами не согласны! При этих обсуждениях я своим сотрудникам говорю: забудьте, что я директор! И они забывают…

Главное – сегодня отечественная журналистика должна перейти на новый механизм управления. То есть, в СМИ должно быть два руководителя. Один будет заниматься менеджментом и финансами, другой должен управлять творческой работой – определением информационной политики издания.

– Как вы думаете, в будущем будут существовать печатные газеты?

– Обязательно будут, вопреки всему, наперекор всяким прогнозам. Человек привык читать именно с шелестящей бумаги, газеты или книги. И никакие электронные приспособ-
ления этого не заменят.

– А чем вы тогда объясните, что даже на Западе, например в США, многие СМИ отказываются от бумажных версий, предпочитая электронные?

– Электронные версии изданий, наоборот, усиливают интерес к печатным версиям. Тиражи многих печатных СМИ в США, например, на протяжении многих лет не уменьшаются. Это очень важный момент.
Ведь в электронных СМИ можно вообще убрать материал, можно задним числом внести в него существенные изменения, а вот в бумажных СМИ это не сделаешь. То есть история, настоящая, подлинная история пишется все-таки традиционными газетами и журналами. И когда человек пишет для газеты, он чувствует, что пишет для истории, для вечности.

К тому же надо учесть, что электронные СМИ оперативно дают нам информацию, новости. А вот газеты предоставляют анализ. То есть они дают продукцию, которая нужна людям думающим, – в газете они могут получить ответы на более сложные вопросы.

– На той пресс-конференции, посвященной итогам вашей деятельности за полгода, вы утверждали, что каждое СМИ должно само себя обеспечивать и быть самоокупаемым...

– Да, обязательно. Каждое издание, как и любой бизнес-проект, должно быть самоокупаемым. Это нужно уметь сделать. Но это требует нового отношения к делу, нового мышления, новых подходов.

– Но ведь даже на Западе есть издания, которые находятся на дотации государства или общественных организаций, либо частных лиц?

– Если какая-либо организация или частная компания выпускает газету или журнал, значит, те оправдывают свое существование – выполняют ту функцию, которая приносит определенную выгоду своему учредителю. Иначе на Западе их моментально закрыли бы. У нас же было немало изданий никому не нужных, на которые государство тратило деньги. От этой практики сейчас решительно уходят.

Понимаете, демократический путь развития – это путь ответственности! Он подразумевает путь демократичной экономики. То есть, будь это бизнес-проект или СМИ, которые не смогут себя финансово обеспечивать, то они не должны существовать!

– Наша рубрика «Гость редакции» предполагает беседу не только по вопросам работы и профессии, но и на темы, связанные с личной жизнью. Что вы можете вкратце сказать об этом?

– Если совсем кратко, то у меня, слава Богу, есть родители, жена и четверо сыновей, младший брат, две сестренки и прекрасные племянники.

– Это немаленькая семья. У вас не возникало проблем отцов и детей, вообще, вы демократичный отец?

– Какие-либо острые проблемы в семье, слава Всевышнему, отсутствуют. И может, дело именно в том, что я демократичный супруг и демократичный отец. Это означает, что всех членов семьи стремлюсь понять – в любом вопросе. Стараюсь их услышать, не приказать, а убедить, объяснить для себя мотивы их поступков и взглядов, даже если с ними не согласен.

Но есть законы в семье, которые никто нарушать совершенно не вправе. Они просты и понятны, но незыблемы – нельзя обманывать, нельзя никого предавать, нельзя, например, огорчать старших и маму. И самый главный – как бы пафосно это не звучало – это любовь к Родине. У нас в детской комнате висит государственный флаг, и каждое утро мои ребята его целуют. Никто этого не видит, это не показуха, но обязательный ритуал. И я им часто говорю: пока у нас висит этот флаг, никто не вправе унывать, отказываться от своих принципов, никто не вправе сдаваться – во имя Родины, поскольку все мы – ее часть.

– В вашем кабинете я видел два флага – государственный и Амира Темура. Как это объяснить?

– Очень просто. Государственный символизирует сегодняшний день и наше великое будущее, а флаг Амира Темура – что отечественная история государственного образования насчитывает весьма длительный период, это наше великое прошлое.

– Вернемся к детям. Были случаи, чтобы вы в порыве гнева шлепнули ребенка?

– Никогда. Даже ни разу не накричал на кого-либо из сыновей. Стараюсь даже голос на них не повышать. Беру пример в данном случае с представителей великой нации – евреев, где даже поднять руку на ребенка – уголовно наказуемое деяние. Такой же позитив в этой сфере нам демонстрируют Германия, Франция, Турция и многие другие страны. Так же должно быть и у нас.

– Вы глава семьи?

– Глава семьи – мой отец. Но он больше доверяет управление семьей мне.

– Это не вступает в противоречие с вашим демократизмом?

– Ни в коей мере. Потому что всем сердцем я понимаю, что вся моя семья и ее благополучие держатся на мудрости моей второй половины, на ее глубоко продуманных поступках и поведении. Она настоящая хранительница семейного очага. Да, окончательные решения принимаю я, но их осуществляет она. В любой семье жена должна играть важную роль, окруженная не только любовью своих близких, но и уважением. Без этого нормальной семьи просто не может быть. Кстати, в Коране говорится, что ответственным в семье должен быть мужчина, понимаете, ответственным (!), а не главой, и уж тем более не диктатором. Это требует от мужчины умения выслушать мнение своей второй половины, понять ее доводы в том или ином вопросе.

– А если она категорически не согласится с вашим мнением? Такое у вас бывает?

– В демократическом государстве, как и в демократической семье, если ты не согласен с чем-то, то должен свою позицию обосновать, привести веские аргументы. Конечно же, иногда мы не соглашаемся в чем-то с супругой, спорим. Бывает, что она меня в чем-то переубедит, настоит на своем. Приходится соглашаться. Это вполне нормальный процесс. Но раскрою вам один секрет. Главный успех мужчины, чтобы умело управлять семьей, – быть профессиональным менеджером. И часто надо сделать так, чтобы члены семьи требовали то, что на самом деле хочешь ты.

– Как я понимаю, ваша супруга – домашняя хозяйка, а вы финансово обеспечиваете семью. Не сказывается ли это на равноправных взаимоотношениях?

– Ни в коем случае. По законам шариата, обеспечивать семью – это и есть ответственность мужа, то есть его обязанность, его долг. Я к этому так и отношусь. Зато она успешно выполняет многочисленные семейные обязанности. Кстати, по шариату, и вас, наверное, это сильно удивит, жена не обязана стирать, мыть посуду, делать другую домашнюю работу. Об этом многие мусульмане молчат. И за все, что она делает по дому, нужно ей быть благодарным. Кстати, я, кроме домашних расходов, оставляю жене энную сумму на ее личные траты. И не спрашиваю потом, на что она их потратила.

– Получается, вы как бы платите супруге за выполнение домашних обязанностей? Во многих даже развитых странах обсуждают этот вопрос, но пока безуспешно.

– Нет, категорически нет! Я не плачу ей за ее работу! В конце концов, жена не служанка, чтоб ей платить. Она в первую очередь хранительница очага. Я как мужчина и мусульманин должен создавать финансовые условия для ее личных затрат. Она тоже личность, у которой есть свои потребности. Наверное, мои действия в данном случае можно расценить именно так. Но все-таки это не какая-то обязаловка, у меня же это идет от сердца.

– А любовь в ваших отношениях присутствует? Или она осталась в далеком прошлом, уступив место привычке?

– Нет, что вы, без любви прочной семьи не получится. Даже рискнув без любви создать семью, обеспечить ее существование без любви невозможно. Любовь должна сопровождать тебя всю жизнь. Если есть любовь между мужем и женой, то это – просто счастливая семья. Но если еще к этому есть взаимоуважение и доверие как к личности между ними, то это – крепкая и счастливая семья. У меня она такая, слава Всевышнему.

Когда-то в далекой юности я мечтал жениться на девушке, которая будет слушаться меня беспрекословно и соглашаться со всем, что я скажу, но со временем понял ошибочность таких взглядов. Когда-то в молодости хотел перевоспитать жену по своему разумению и подобию, но со временем перевоспитался сам – научился воспринимать всех такими, какие они есть.

– У меня в заключение еще один вопрос, может, сугубо личный: вы верующий?

– Да, верующий.

– Вы правоверный мусульманин, который молится четыре раза в день?

– Во-первых, мусульманин молится не четыре, а пять раз в день. Я же это делаю реже, но не менее одного раза в день.

– Признаюсь, это не совсем привычно для руководителя крупной общественной организации. Что для вас вера или Бог? Что-то внутри вас? И что это вам дает?

– А что здесь непривычного? Необычного? Это в порядке вещей. Что касается Всевышнего, то это совсем не то, что находится где-то внутри меня, нет. Это то, что существует в реальности, помогает мне духовно совершенствоваться, направляет меня, спасает от пагубных действий, необдуманных поступков. Вера – это то, что делает меня мною.
Но это, признаюсь, тема для отдельного разговора.

Ильдар Мударисов
  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.